Новый инст - Четвертая серия - Проза - Творческий - Статьи - shestovt
Элизиум
Главная | Статьи | Регистрация | Вход
Суббота
03.12.2016
01:15
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Статьи » Творческий » Проза

Новый инст - Четвертая серия

Утро человека со сложившимся образом жизни обычно начинается одинаково, и Анатолий Анатольевич имел законное право проснуться как обычно – по будильнику, потом выключить его и отправиться в душ. С сигаретой. Но сегодня он проснулся не от до зубной боли родного воя, а от звука падающего железа. Часто вы просыпаетесь под такой аккомпанемент? Вот и Богданов сильно удивился, открыл глаза и тут же их закрыл, подумав что всё еще спит. Еще бы, ведь он оказался в чистой комнате с чистым потолком, чистыми стенами и полом. На котором не было привычных холмов из книг, одежды и тарелок, стаканов и прочих сокровищей холостяка. Да и стол его казался пустынным без паяльника, отверток, компьютерных плат и нескольких пепельниц. Теперь лишь сиротливая стопка книг и тетрадей стояла на дальнем краю стола, и диски уже в коробочках оказались на полке, для них предназначенной, но не используемой раньше по назначению.

 «Александр…» - протяжно начал Богданов, свесив ноги с дивана и начав искать тапочек. Один. Потому что второй всё равно никогда не находился. Но ноги Анатолия моментально нащупали тапочек, а секундой позже и еще один. Анатолий Анатольевич встал. На кресле рядом аккуратно сложенные лежали его джинсы и рубашка, и, что самое удивительное, носки. Одинаковые. Две штуки. Чистые, поглаженные и водруженные поверх рубашки. На этом месте процесс созерцания прекрасного закончился – звук повторился вновь. Не одеваясь, в чем проснулся, Богданов выбежал из комнаты и по шипяще-лопающимся звукам направился на кухню.

 Марина Анатольевна, родительница Богданова, в фартуке руководила двумя девушками, неумело переворачивающими на сковороде то, что в дальнейшем должно будет оказаться пирожками. По очень не дурному запаху Анатолий определил, что это пирожки с мясом. И что тесто не покупное, а замешанное вручную лично Мариной Анатольевной, о чем ясно говорил покрытый мукой, как Сибирь в январе снегом, стол. И что фарш был не покупной, а прокрученный тут же, причем прокрученный Александром, который к кулинарии относился так же, как добропорядочный индус к ассенизаторской деятельности. И что масло, на котором готовятся пирожки, вовсе не масло, а концентрированный сплав из семечек. Тут собравшиеся на кухне изволили его заметить.

«Здравствуйте, мастер» - хором сказали девушки. Марина Анатольевна поморщилась, вздохнула и сказала: «С добрым утром, сынок. Скоро кушать будем. Как поспал?» «Эээ… Нормально… Спасибо…» «Ну вот и хорошо. Одевайся, умывайся и иди выбрасывать мусор» «Чего?» «Мусор говорю тебе выброси!» «А… Сейчас.» Уже разворачиваясь, Богданов прочитал в глазах Александра злорадство. «А Александр мне поможет, да?» «Ты сам что ли не справишься?!» «А с тобой будет интереснее!» Богданов красноречиво оскалился, и Александр поспешно вышел из кухни за ним. «Что случилось с нашей комнатой?» «Да это… Твоя мама с утра всех подняла и… попросила помочь. Да, именно помочь. Кстати, а почему я, как мы и договаривались, пошел спать к Оле, а ты? На диванчик и баяньки?!» «Да я с пивом переборщил и это… забыл. Вот!» «Меня твоя мама заставила готовить!» «Нет, брат, она тебя не готовить заставила, а попросила помочь. Если не согласен, то можем у неё спросить…» «Согласен я, согласен. Попробуй тут не согласись… Ну что, пошли мусор выносить?» «Куда?! Это еж посольство. Здесь уборщицы есть, и одна, кстати, должна была заходить с утра» «Угу. Она и зашла. Так тётя Марина её доходчиво объяснила, что её здесь не место, и что если она еще раз зайдет, то ей… плохо будет.» «Так…»

 Богданов дал пакет Александру, сел на корточки и закрыл глаза. Через несколько мгновений указательным пальцем правой руки он провел на полу круг. За пальцем оставался золотистый шлейф, и с завершением движения весь круг тускло вспыхнул. Анатолий взял пакет и опустил его в этот круг, но вопреки ожиданиям нормального человека, пакет не остановился, встретившись с полом, а продолжил свой путь и вскорости исчез. Александр сказал: «Проще было бы просто сжечь…» «А запах? Мама бы головы нам отвернула и поставила на полочку рядом с солью и перцем» «Ладно, пошли что ли завтракать.»

 Пол и стол уже были чистыми, на самом столе возвышались тарелки с ароматными пирожками, а рядом с ними стояли кружки с крепким черным чаем, щедро сдобренным сахаром и лимоном. Никто не решался взять пирожок первым и все выжидающе смотрели на Анатолия Анатольевича. Когда Марина Анатольевна начала хмуриться, он понял, что дальше тянуть нельзя, взял один пирожок, откусил его и зажмурился от удовольствия: нежное, сочное мясо и тесто, что просто тает во рту. «Вкусно! Очень и очень вкусно!» Все с облегчением вздохнули и принялись есть, а Марина Анатольевна, объяснившись тем, что «нахваталась всего, пока готовила», начала разговор: «Сын, я вот город хочу посмотреть, давай съездим?» Богданов чуть не подавился третьим пирожком «Нет, мама, я не могу, мы с Александром и с девушками собирались сегодня встретиться с друзьями…» «С какими?» «Ну, из института…» «А как зовут?» «Ну… ты все равно их не знаешь!» «А когда приедете?» Анатолий посмотрел на Александра, тот ему по мыслесвязи: «После полуночи или позже! Пусть нас не ждет, спать ложиться…» «Мы, мама, точно не знаем, но, наверное, после двенадцати…» «Дня?» «Нет, мама, ночи. Мы вернемся ночью» «Ну ладно, а я тогда приберусь. А то пол под коврами весь такой грязный, мелом изрисованный» Анатолий лишь крепче сжал зубы и прорычал что то не членораздельное, а по мыслесвязи Алексанру сказал: «Наши чертежи… пентаграммы… формулы…» «Дык, ты же все равно ими не пользуешься уже.» «Так, это конечно да, но мы ведь их столько рисовали…» «ой, да ладно, плюнь и забудь….»

 Анатолий встал, за ним резво вскочил и Александр, потом оба посмотрели на девушек. «Одевайтесь, сейчас поедем.» «А что это вы так мало покушали? Вот кожа да кости одни! Девочки, не стесняйтесь и не слушайте этого оболтуса, кушайте сколько хотите!» тут уж резко вскочили девушки: «Нет-нет, что Вы, мы уже наелись, да идти надо…» - это Света сказала, пятясь к выходу. «Да и опаздываем мы уже, поторопиться надо бы…» - добавила Оля. «Ну ландо, идите, гуляйте». В коридоре два человека и два эльфа уставились друг на друга, как  рогатое волосатое животное на новые деревянные ворота. Александр: «Куда пойдем?». Света: «что одеть?». Оля: «Мы надолго?».  «Никуда мы не пойдем, одевать ничего не надо. Надолго» Тут он щелкнул пальцами, сияние окутало девушек и через мгновение они уже были одеты в красивые строгие костюмы и волосы их преобразовались в шикарные прически. «Пристегните ремни…» - сказал Богданов и сосредоточился. Черная пелена сознания прорезалась золотыми росчерками силы и на улице взметнулась опавшая листва. Анатолий Анатольевич открыл глаза, резко выдохнул и они четверо оказались  на берегу чистой реки под сенью могуче дуба.

"Ты совсем дурак, Анатолий. Я раньше думал, что ошибаюсь, сомневался, но теперь то я точно знаю что ты - самый настоящий дурак. Тебе трудно было на такси доехать? Без понтов никуда, да? Посмотрите на меня, щелк - телепортация, щелк - еще одна, щелк - и что это красное у меня из носа капает... Так, да?" "Если бы мы не поторопились, то нас бы обязательно Марина Анатольевна припрягла бы к чему-нибудь..." "Да тебе лечиться надо!" "Ладно, проехали, я действительно что-то не подумал" "Ты вообще помнишь последний раз, когда вообще думал?!"

 «Хватит! Вы, девушки, можете поплавать, позагорать, просто погулять, а мы с Александром потренируемся. Поняли?» «Да, мастер» - сказали девушки и, отойдя на несколько шагов, сели на траву и принялись смотреть на Анатолия и Александра. «Я же сказал вам…» - начал было Богданов, на Александр с широкой улыбкой сказал: «Полная автономия» «Ладно, сидите, только тихо. Ну что, Александр, разомнемся?» «Чистая, или с движениями?» «Нет. Чистой силой будет не интересно – я тебя задавлю. С движениями – так я вчера вымотался, ты меня точно сделаешь. Давай лучше дыханием?» «Интересно… Можно попробовать. Друг на друга давим, или только эхо?» «Только эхо» Анатолий весело прищурился, Александр хмыкнул и оба отошли друг от друга на пять шагов. Богданов прислонился спиной к дубу, обняв руками левое колено и положив на него голову, а Александр просто лег на траву, сложив руки под голову.

 Анатолий закрыл глаза и сделал резкий выдох, а потом плавно и очень медленно начал вдыхать воздух через нос. Все время вдоха в его голове звучало слово «один». Оно словно растянулось в его сознании, и, после выдоха сердце застучало быстрее обычного, а звуки живого леса снова начали тревожить. «Два» - проносилось в его голове добрых двадцать секунд, и с выдохом окружение опять ворвалось в его внутренний мир. Золотистые молнии причудливо извивались перед его закрытыми глазами, и биение сердца гулко отдавалось в его ушах. … «Тридцать восемь» - ровно пронеслось в его голове, и лес остался снаружи, за плотно закрытыми глазами, а там, где теперь был Анатолий Анатольевич, не было ничего, кроме мягкого золотистого света и с каждым вдохов усиливающегося голоса… «Девяносто один» - и золото потекло сквозь Богданова, опадая дубовой листвой, что была тяжелее свинца, но разлеталась от дыхания Анатолия… «Сто семьдесят четыре» - пронеслось в голове Богданова и где-то на периферии всех чувств и ощущений этим словам вторил знакомый голос Александра: «Сто девяносто»…  «Двести тринадцать» - всколыхнулась золотая листа в сознании Анатолия Анатольевича, а ветер легонько подул в сторону дыхания Анатолия, и спустя еще тридцать вдохов столкнулся с таким же слабым дуновением со стороны Александра… «Двести девяносто семь» - как гром рокотало в голове Богданова, а ветер стегал по лицу поднявших воротники девушек, бросал на них кипы осенней листвы, пытаясь закопать в ней Александра, но уже на подлете к нему листья останавливались и падали, встретив на своем пути такой же ветер… «Триста сорок пять» одновременно загремело в сознании и Анатолия, и Александра, а ветры нещадно рвали крону дуба, под которым сидел Богданов, и одежду Александра, по пояс уже засыпанного толстым ковром из палок, листьев и земли… «Триста пятьдесят!» - и из закрытых глаз Анатолия Анатольевича начали вырываться язычки золотого пламени, а вокруг Александра в такт биения его сердца образовывалась и сразу же исчезала светящаяся красным оболочка… «Триста восемьдесят четыре» - на Богданова снизошло спокойствие, мысли стали четкими, ясными, и рождались быстрее молнии, и он отчетливо ощутил присутствие Александра в нескольких шагах от него, эльфов, что с полной автономией и не эльфы вовсе, а почти что люди, спрятавшихся за деревом, а над головой у них у всех взорвалось небо, и пролило свои щедрые слезы по бедным смертным, чьи жизни тщетны и бесполезны… «Триста восемьдесят…» - начал Анатолий, но тут тихий и спокойный, чуть насмешливый и незнакомый Анатолию Анатольевичу голос ворвался в его сознание: «Хватит, студент, хватит»

 Богданов и Александр резко вскочили на ноги и огляделись. "Да, Анатолий, а мы кстати сейчас где?" "В нескольких километрах от инста, а что?" "Да так, ничего, просто подумал..." Закончить Александр не успел, так как из за дерева вышел высокий мужчина в черном пальто. Высоким он казался даже на фоне Анатолия и Александра, волос на голове не было как не было мельчайшей соринки на его будто поглащающем солнечные лучи пальто, волевой подбородок с ямочкой и острые скулы словно неоновой вывеской рассказывали о его высоком достоинстве, на классически правильном носу были следы перелома, глаза его мягко светились спрятанным смехом, а губы сложились в ироническую улыбку.

 "Ну что же... Зачет по медитативному резонансу полчаете автоматом" - произнес он приятным, местами чуть грубоватым голосом. "А Вы, собственно, кто такой?" - спросил Александр у новоприбывшего. "Роман Борисович, ваш новый куратор. Я собственно на ваш огонек заглянул по делу, так что уж простите, сразу к нему и перейду. Господин Богданов, Ваши зажолженности по образному проэцированию должны быть сданы до пятницы. Это раз. сейчас допус Вас до экзаменом стоит под вопросом, и Вам надлежит что-либо предпринять по этому поводу. Это два. Я настоятельно рекомендую Вам подойти к декану в ближайшие дни. Это три. Вы, Богданов, без сомнения знаете, что каждый студент обязан создать холодное оружие любого типа и в здании института находиться только с ним. Это четыре.

Вам, Александр, придется ответить на ряд вопросов относительно убийства господина Самойлова двумя вампирами. Это пять. Приятно было с вами, господа, познакомиться. Это шесть. До свидания." - последние слова донеслись до Александра и Анатолия уже из-за деревьев, за которым как-то бесшумно скрылся их новый куратор.

 "Александр, ты..." "Нормально. Разберемся. Вернее, я разберусь." - ответил на и без слов ясный вопрос Богданова Александр, "Как знаешь.Возьми девушек и поезжай в какой-нибудь клуб. Вернешься утром. А я посижу пока, подумаю." "С какой такой великой радости я должен чертову уйму времени тратить на эльфов?!" "А с такой радости, которая должна обуревать твою черствую душу после моей вежливой прозьбы." "Должна:? А не пойти бы тебе..." - начал было Александр, но, посмотрев  вглаза друга, понял, что лучше просто оставить его одного. "Ладно, удачи." "Удачи будешь желать тем, кому не хватает силы, Александр. Да, и деньги... Возьми вот" - Анатолий протянул Богданову несколько мятых зеленых купюр. "Должно хватить."

 Что-то навалилось на Анатолия, что-то серое и вязкое, пробуждающее успешно забытое и заставляющее взглянуть на многое под другим. "Зачем всё? Почему я не там, не с теми, с кем хочу?" Предательски саркастичный голос внутри возразил: "С теми? Угу... Забыл как её завут? Или ты к ней уже на вы?" "Почему всё время я один? Зачем я один? Кому я нужен? Александру? Он жив благодаря моей силой... Моя личность ему не интересна абсолютно. Родителям? Я - залог спокойной и обеспеченной старости, в который они вложили много сил и нервов. Я нужен тем, кто про меня забыл? Я нужен этим каплям дождя? Да, ведь идет дождь... И я уже весь мокрый... Хорошо... Плохо...Хорошо, что плохо. Хорошо, что дождь хлещет по лицу, сносимый сильным ветром. Можно закрыть глаза и представить, что я плачу"

 Лицо Анатолия Анатольевича беззвучно сотрясалось в болезненных гримассах, но на лице его были лишь капли дождя. Никаких слёз. "Ну ты и тряпка! Нужен, не нужен... А они? Они тебе не нужны! Сила - в тебе, в твоем одиночестве!" "Нет, не так. Они нужны мне. Но они об этом не узнают. Ты не покажешь своей слабости. Ведь не покажешь, правда?" "Правда. Никому и никогда" Еще с полчаса Богданов ловил капли дождя открытым ртом, но не потому, что ему это нравилось, и не потому что хотелось пить - он боролся с криком, стремительно набирающем силу внутри него и уже пытающимся вырваться наружу.

 Люди окутанного закатом города вздрогнули. Никто не понял, почему это произошло, и лишь птицы в лесу на окраине города резко взлетели с крон величественных зеленых великанов, а наутро лесничий нашел изрубленный в щепу дуб, росший ранее на берегу реки, и слово скошенную вокруг дерева траву.

 

 

Категория: Проза | Добавил: shestovt (11.05.2009)
Просмотров: 292 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Категории раздела
Стихи [27]
Чаще всего зарифмованное и лаконичное проявление личности.
Проза [6]
Плоды душевного переживания в форме буквенных символов, складывающих нечеткие узоры.
Наблюдения [2]
Описания сколько-нибудь значимого.
Юмор [1]
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 90
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright shestovt © 2016